» » » ВЗАИМОСВЯЗЬ ГЕНДЕРНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ И РЕЧЕВОГО ПОВЕДЕНИЯ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ В АНГЛОЯЗЫЧНОМ ИНТЕРНЕТЕ

ВЗАИМОСВЯЗЬ ГЕНДЕРНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ И РЕЧЕВОГО ПОВЕДЕНИЯ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ В АНГЛОЯЗЫЧНОМ ИНТЕРНЕТЕ
(НА МАТЕРИАЛАХ ЧАТОВ И БЛОГОВ)

ОЛЬГА ГУКОСЬЯНЦ
ПЯТИГОРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ


Аннотация. В настоящей статье автор перечисляет гендерные маркеры речи пользователей англоязычных чатов и блогов, выявленные в процессе анализа 2500 контекстов. Делается вывод, что способом маскировки гендерной идентичности является употребление в речи лингвистических средств, характерных для речевого поведения противоположного гендера.

Ключевые слова: Интернет-опосредованная коммуникация, виртуальная языковая личность, гендер, речевые гендерные маркеры, маскировка гендерной идентичности.


1. Введение

Общение в Интернете является разновидностью непрямого общения, оно дистантно и опосредовано электронной сетью, создающей особые условия для порождения и восприятия речи, для обмена текстами. В случае Интернет-коммуникации, а именно коммуникации в чатах и блогах, общение из-за потери живого зрительного контакта осуществляется между образами коммуникантов. Конструирование в виртуальном мире некоторого образа, его идентичности становится возможным за счет самопрезентации. В рамках Интернета единственными существенными средствами самопрезентации, точнее самовыражения пользователя, являются его имя – никнейм – и его речевое поведение в сети.

Однако помимо возможности оригинальной самопрезентации, проявления творческого подхода к формированию собственного образа, Интернет, в силу особенностей среды, позволяет коммуникантам примерить новый социальный образ, отличающийся от оригинального, в том числе и по гендерной принадлежности. Именно поэтому целью данной статьи является систематизация наиболее действенных элементов гендерной самопрезентации в речи англоязычных пользователей чатов и блогов и определение основного способа маскировки гендерной идентичности виртуальных языковых личностей в англоязычных чатах и блогах. Значимость обращения к вопросу возможности переиначивания собственного образа и дешифровки гендерной идентичности обусловлена крайней необходимостью поддержания стабильности и толерантности в виртуальном мире.


2. Обзор литературы

Гендерной маркированности речевого поведения в англоязычной коммуникации, в том числе и виртуальной коммуникации, посвящено немало работ отечественных и зарубежных лингвистов. Однако, как показывает анализ научных работ, исследований и систематизации гендерно маркированных речевых особенностей Интернет-общения, в частности в англоязычных чатах и блогах, лингвистами в полном объеме не проводилось.

Остановимся более подробно на некоторых значимых работах.

Наиболее полно различия между маскулинным и фемининным стилями общения представлены социолингвистом Дж. Холмс в работе «Women’s Talk: The Question of Sociolinguistic Universals» (1993). Дж. Холмс, дифференцируя стилистические особенности речи, отмечает, что у мужчин и женщин формируются разные модели употребления языка; женщины уделяют аффективным (межличностным) функциям общения больше внимания, чем мужчины; женщины чаще, чем мужчины, используют лингвистические формы, подчеркивающие солидарность; женщины строят общение так, чтобы поддерживать и укреплять отношения солидарности; мужчины в общении (особенно в официальных контекстах) стремятся поддерживать и укреплять власть и статус; в одинаковой социальной ситуации женщины используют больше стандартных форм, чем мужчины из той же социальной группы [Holmes, 1993].

Различия между коммуникативными стилями мужчин и женщин представлены также в работах Д. Таннен «You Just Don’t Understand: Women and Men in Conversation» (1990), «The relativity of linguistic strategies; rethinking power and solidarity in gender and dominance» (1994). По мнению ученого, женщины в общении делятся своими проблемами, ценят сочувствие и поддержку, обращаются за помощью, тогда как мужчины предпочитают решать проблемы, быть экспертами [Tannen 1990, 1994].

Исследователи, таким образом, делают общие выводы о различных целях (Дж. Холмс) и стилях (Д. Таннен) общения мужчин и женщин, не рассматривая употребление конкретных лингвистических средств и не учитывая особенности Интернет дискурса.

Анализу мужского и женского речевого поведения в Интернет-коммуникации посвящена работа С. Херринг «Gender differences in CMC: Findings and implications» (2000). С. Херринг указывает на отсутствие существенных отличий между гендерными проявлениями в реальной и виртуальной коммуникации, отмечает идентичное использование пустых фраз, ругательств, благодарности, извинений, степень грубости и вежливости речи, возможность демонстрировать смех в сетевом общении (Herring, 2000). Автор, как и его коллеги, не выделяет гендерно маркированные лингвистические средства в Интернет-среде.

Полагаю, что рассмотрение только целей коммуникации, преследуемых мужчинами и женщинами, и стилистических особенностей без учета лексических и грамматических особенностей речи является недостаточным при заключении вывода о способах конструирования гендерной идентичности в Интернет-среде и определении гендерной идентичности коммуниканта.

Определению лексических, синтаксических, стилистических, морфологических, семантических особенностей фемининного и маскулинного речевого поведения посвящены работы «Differentiation in Male and Female Speech Styles» (O. Goroshko, 1999), «Gender Differences in Language Use: An Analysis of 14,000 Text Samples» (M.L. Newman, C.J. Groom, L.D. Handelman, J.W. Pennebaker, 2008). Эксперименты, описываемые в обоих работах, направлены на выявление особенностей мужской и женской письменной и устной речи. Участниками эксперимента являются студенты колледжей. Однако ни в первом, ни во втором случае не были исследованы контексты англоязычных чатов и блогов и, соответственно, не были учтены особенности виртуальной коммуникации.


3. Основная часть

Материалом исследования послужила выборка, состоящая из 2500 завершенных по смыслу мужских и женских контекстов из англоязычных блогов и чатов. Задачей явилось выявление характерологических лексических, синтаксических, стилистических, морфологических, семантических, фонетико-графических различий фемининного и маскулинного вербального поведения в чат-коммуникации и блогосфере.

Отдельно проводился анализ женских контекстов чатов, женских контекстов блогов, мужских контекстов чатов и мужских контекстов блогов по организации словарного состава (использование «модных» слов, неологизмов, инвектив, употребление междометий, прилагательных (оценочных или выражающих количественные и параметрические отношения), наречий, личных местоимений (в частности местоимения 1 лица единственного числа), вводных слов, выражений, конструкций, различных типов вопросов, средств семантической гиперболизации речи, слов с опустошенной семантикой), по синтаксическому строению предложений (преимущественное использование предложений с сочинительной или подчинительной связью, активного или пассивного залога, герундия, сложного дополнения, эллиптических конструкций), по графическому оформлению сообщения (наличие аббревиатур, иных сокращений, шрифтового выделения текста, стяжений, искажений графического облика слов, фонетической ориентации написания).

Выявленные закономерности были сопоставлены и распределены в две основные группы – особенности женской и особенности мужской речи в Интернете. Далее внутри каждой из групп особенности были проанализированы по характеру их проявления в чатах и блогах. Было отмечено, что не все выявленные характерологические отличия маскулинной / фемининной речи, наблюдаемые в блогосфере, проявляются в полной мере в чат-коммуникации, что отображено в Таблице 1 (см. Приложение).

Неполное совпадение гендерных маркеров в чатах и блогах свидетельствует о влиянии конкретной ситуации и условий общения на характер проявления гендерной идентичности коммуниканта в виртуальном мире.

Для подтверждения отмеченных наблюдений и определения возможного способа маскировки гендерной идентичности коммуниканта, был проведен он-лайн опрос пользователей англоязычных чатов и блогов. Целью опроса было подтвердить или опровергнуть полученные выводы. В случае совпадения результатов опроса и авторских наблюдений признаём истинность сделанных выводов, а также факт, что замаскироваться в виртуальном мире возможно, используя в речи особенности, характерные для противоположной гендерной идентичности.

В опросе приняли участие типичные «жители» чатов http://www.spinchat.com и http://chat.lycos.co.uk – носители английского языка в возрасте от 18 до 57 лет с высшим, либо неоконченным высшим образованием. По численному составу количество респондентов, заполнивших анкету участника и добросовестно выполнивших предложенное задание, составило 30 человек, из них 12 мужчин и 18 женщин. Предлагаемый материал для анализа – завершенные по смыслу контексты сплошной выборки, источниками которых явились следующие чаты и блоги: http://laughteriscatching.com, http://amptoons.com, http://sharideth.com, http://www.artofmanliness.com, http://number-thirty.livejournal.com, www.chatplace.org, http://mashable.com, http://www.spinchat.com, https://blogs.njit.edu, http://discussion.theguardian.com, http://4simpsons.wordpress.com, http://chat.lycos.co.uk, http://www.boscouk.blogspot.com, http://blog.jugglingfrogs.com, http://grownandflown.com, http://perezhilton.com, http://www.britishbeautyblogger.com, http://www.disputingblog.com, http://www.dirjournal.com, http://www.fourhourworkweek.com и др.

Подбор материала для анализа, собственный анализ и обобщение, составление анкет, опрос и систематизация полученных данных заняли 8 месяцев (сентябрь 2013 г. – апрель 2014 г.).

Задача опрашиваемых – по предложенным контекстам определить гендерную принадлежность их авторов и обосновать свое решение, указав на те особенности речи, которые, по их мнению, свойственны маскулинной и фемининной личностям. Результаты опроса представлены на Диаграмме 1 (см. Приложения).
Эксперимент по оценке контекстов англоговорящими пользователями Интернета, не имеющими специального лингвистического образования, подтвердил обоснованные автором особенности женской и мужской речи в чат-коммуникации и блогосфере. Заметим, что гендерные маркеры мужской речи легче и четче определяются женщинами, и, наоборот, на гендерные маркеры женской речи корректнее указывают респонденты-мужчины. Данный факт наблюдался на протяжении всего исследования и только подчеркивает различия между маскулинным и фемининным речевым поведением.


4. Выводы

  1. Гендерная идентичность пользователей англоязычных чатов и блогов может быть определена по их речевому поведению. Наличие в речи определенных лексических, синтаксических, стилистических, морфологических, семантических, фонетико-графических особенностей, перечисленных в Таблице 1 (см. Приложения), а также общий стиль ведения беседы в конкретной ситуации общения являются сигнальными дешифровщиками, маркерами гендерной идентичности.
  2. В процессе анализа речи одного и того же гендера было обнаружено, что в блогосфере набор гендерных маркеров больше, чем в чат-коммуникации. Это позволило заключить, что гендерные проявления в речи участников коммуникации, как и сама гендерная идентичность пользователя, манифестируются ситуативно. Наиболее ярко данный фактор проявляется в блогах, в которых принимают участие мужчины и женщины с одинаковым уровнем образования, и тематическая направленность которых уравнивает уровень силы участников, а время, выделенное на написание сообщения или комментария, больше, чем в синхронном чате.
  3. Результаты опроса позволяют предположить возможный способ маскировки собственной гендерной идентичности, когда в речи появляются те самые отмеченные выше особенности, присущие коммуниканту с противоположной гендерной идентичностью.


5. Библиографический список

  1. Goroshko, O. Differentiation in Male and Female Speech Styles. [Text] / O. Goroshko. Budapest: Open Society Institute, 1999. – 107 p.
  2. Holmes, J. Women’s Talk: The Question of Sociolinguistic Universals. [Text] / J. Holmes // Australian Journal of Communication. Vol. 20 (3). Brisbane: Communication Institute, Australian Communication Association, 1993. – P. 125-149.
  3. Tannen, D. You Just Don’t Understand: Women and Men in Conversation [Text] / D. Tannen – New York: William Morrow, 1990. – 319 p.
  4. Tannen, D. The relativity of linguistic strategies; rethinking power and solidarity in gender and dominance. [Text] / D. Tannen // Gender and Discourse. – Oxford: Oxford University Press, 1994. – P. 19 – 52.
  5. Herring, S.C. Gender Differences in CMC: Findings and Implications. [Electronic resource] / S.C. Herring // CPSR Newsletter. – Vol. 18. – N 1. – 2000. Available at: http://cpsr.org/issues/womenintech/herring/
  6. Newman, M.L., Groom, C.J., Handelman, L.D., Pennebaker, J.W. Gender Differences in Language Use: An Analysis of 14,000 Text Samples. [Text] / M.L. Newman, C.J. Groom, L.D. Handelman, J.W. Pennebaker // Discourse Processes, 45 – Taylor & Francis Group, LLC: 2008, P. 211–236.


6. Приложения

Таблица 1. Выявленные в процессе исследования речевые особенности маскулинной и фемининной языковых личностей, проявляющиеся в англоязычных
чат-коммуникации и блогосфере

  Речевые особенности, проявляющие
в чат-коммуникации
Речевые особенности, проявляющие
в блогосфере
Фемининная
языковая
личность
- Выражения I mean, I think, Sort of, Well, Just, I suppose, You see, You know.
- Конструкции I wonder if, It seems to me, My impression is, I wouldn’t mind.
- Герундий.
- Вежливые слова, извинения, просьбы (Excuse me, I do apologize, I’m sorry).
- Метафоры, фразеологизмы.
- Частично десемантизированные интенсификаторы, способствующие гиперболизации высказывания: awfully pretty, awfully jolly, terribly nice, terribly tired.
- Средства семантической гиперболизации речи.
- Эллиптические конструкции.
- Манипуляции с графической формой текста (no1, 4ever, heLLooOooOoo, booooring).
 - Наречия, оканчивающиеся на –ly.
- Модальные слова (clearly, obviously, apparently, certainly, surely, well, only, simply).
- Оценочные прилагательные.
- Метафоры, фразеологизмы.
- Выражения I mean, I think, Sort of, Well, Just, I suppose, You see, You know.
- Герундий.
- Конструкции I wonder if, It seems to me, My impression is, I wouldn’t mind.
- Частично десемантизированные интенсификаторы, способствующие гиперболизации высказывания: awfully pretty, awfully jolly, terribly nice, terribly tired.
- Глаголы в пассивном залоге.
- Средства семантической гиперболизации речи.
- Эллиптические конструкции.
- Разделительные вопросы, вопросительные конструкции для выражения побуждения к действию с отсутствием собственно глагола в повелительном наклонении.
- Вежливые слова, извинения, просьбы (Excuse me, I do apologize, I’m sorry).
Маскулинная
языковая
личность
- Апелляция к чужому мнению.
- Инвективы, жаргонизмы.
- Риторические вопросительные конструкции.
- Текстовая когезия.
- Отсутствие образности высказывания.
- Стяжения (dunno, gotta, kinda, hafta).
 - Глаголы в активном залоге.
- Апелляция к чужому мнению.
- Прилагательные, определяющие количественные и параметрические отношения (huge, big, low, quick).
- Инвективы, жаргонизмы.
- Повелительные предложения.
- Риторические вопросительные конструкции.
- Текстовая когезия.
- Отсутствие образности высказывания

Диаграмма 1, отражающая основополагающие критерии для респондентов-мужчин и респондентов-женщин при анализе гендерной принадлежности авторов предложенных контекстов англоязычных чатов и блогов.

ВЗАИМОСВЯЗЬ ГЕНДЕРНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ И РЕЧЕВОГО ПОВЕДЕНИЯ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ В АНГЛОЯЗЫЧНОМ ИНТЕРНЕТЕ

 

 

- М1 – оценочные прилагательные;
- М2 – вежливые извинительные конструкции;
- М3 – графические искажения, передача фонетических особенностей речи;
- М4 – цитаты;
- М5 – сокращения;
- М6 – описание собственных чувств и переживаемых эмоций;
- М7 – множество советов (без предварительной просьбы собеседника);
- М8 – гиперболизация, метафоры как средства украшения речи;
- М9 – инвективы, жаргонизмы;
- М10 – приказы.

 

скачать dle 10.2 Авто Тюнинг кузова